Помоги делом!
Православый календарь
Ты можешь спасти жизнь!



Опасные тоталитарные формы религиозных сект:
1. Проблемы религиозных отношений и свободы совести в нашей стране на современном историческом этапе

Социально-экономические процессы в России способствовали возникновению сложной ситуации в сфере проблемы свободы совести. Эта ситуация обусловлена в значительной мере деморализацией, утратой духовности и криминализацией населения, происходящими в связи с распадом партийно-идеологической государственной структуры и, с другой стороны, забвением многовековых народных традиций.

Пытаясь повлиять на отмеченные негативные процессы, многие отечественные идеологи, политики и журналисты приветствовали и стимулировали появление массы иностранных проповедников и учителей для быстрого привлечения населения, в частности молодежи, к каким-то приемлемым принципам и правилам поведения.

С другой стороны, Православная Церковь долгое время воспринималась под влиянием многолетних штампов как слабое, отсталое, аполитичное и консервативное учреждение. Соответственно зарубежные "стадионные" (и часто богатые) проповедники представлялись активными, красноречивыми, современными и привлекательными, способными умело общаться с массами. Таким образом были созданы условия, когда заграничным миссионерам реально работалось значительно легче, чем отечественным православным служителям.

Быстро выяснилось, что, действительно, нахлынувшие активисты привлекают многих и всерьез. Но от этого возникают новые проблемы, не меньшие, чем те, с которыми решили бороться. Рецепт оказался не лучшим. Почему?

Наша российская культура в течение тысячелетнего взаимодействия с Православием усвоила от него множество архетипов, способов мышления и поведения, бытовых форм и видов межличностных отношений. Все это с раннего детства глубоко усваивается всем населением нашей страны независимо от конкретно-индивидуального отношения к религии. Поэтому "уход" человека в Православие не будет критичным, если даже и воспринимается его социальным атеистическим окружением как странность и гиперболизация обычных норм морали. Приложив некоторые усилия, вновь обратившийся всегда может объяснить свое новое поведение, ссылаясь на общепризнанные принципы и идеологии, - и все его поймут (именно через эти культурные опосредующие элементы). Обращение в Православие, хотя, возможно, и вызовет появление некоторого психологического напряжения, не отрывает тем самым человека от семьи, рабочего коллектива, от общественной деятельности и жизни страны в целом.

Напротив, усвоение нетрадиционных религий из-за отсутствия культурных переходных звеньев всегда ведет к сильному взаимному отчуждению от социального окружения. Накапливающееся взаимонепонимание переходит в конфликты, враждебность, что вызывает уход из семьи, отказ от работы и общественной жизни, стремление замкнуться в своей новой узкой религиозной среде, в которой только человека и понимают и поддерживают. И эта враждебная российской традиционности "узкая среда" приобретает абсолютное влияние на нового сектанта.

Особенно опасны в этом отношении не традиционные и большие религии (другие конфессии христианства, ислам, иудаизм), а именно секты. Мировые религии, которые можно назвать культурообразующими, отличаются от сект тем, что обладают более обширным, несравненно более глубоко и цельно разработанным комплексом вероучительной литературы. В ней они определяют и обосновывают основные принципы и ценности своих религиозных систем, отработанные и проверенные способы их осуществления. Человек, принадлежащий к такому традиционному вероисповеданию и более или менее усвоивший его истины, достаточно свободен в своих оценках отдельных учителей и направлений, постоянно возникающих в сфере любой религии. Такой верующий обладает устойчивым иммунитетом против слепого поклонения частным авторитетам. Слово "религия" означает связь личности и личностного Бога. В свою очередь слово "секта" латинского происхождения и происходит от глагола "отсекать". Усечение полнокровной связи приводит к гипертрофированной и фанатично-слепой односторонности сект.

Людей, принадлежащих к одной из мировых культурообразующих религий, объединяет именно общее понимание ценностей и принципов, а сектантов - более всего авторитет учителя и личные отношения с другими членами секты. Отсюда некоторая организационная рыхлость больших религий и противостоящая им железная, всепронизывающая организованность сект, их стремление полностью завладеть человеком, сориентировать его исключительно внутрь секты, уничтожить все его свободные связи с миром.

Это, собственно, и есть тоталитарность: культивирование слепого подчинения авторитету (пусть иногда и узко-групповому), суровая организация, всеобщий контроль за всеми сторонами жизни члена секты. При криминализации верхушки секты неизбежно криминализуется вся секта, превращаясь в слепое орудие реализации целей всяческих "гуру", "учителей", "руководящих корпораций" и т.п.

По сути своей все секты в той или иной степени тоталитарны. Их "учения" по сравнению с мировыми религиями частичны, примитивны и для культурного человека мало интересны. Именно отсюда в сектах процветает усиленное внимание к психотехнике, которая абсолютизируется и подается как способ победоносного управления собой, своим телом, сознанием и окружающим миром. К этому очень склонны стремиться многие современные люди, усвоившие разного рода околонаучные мифологии и мистики и верящие в необычайную силу знания. На деле же психотехника в секте является сильнейшим орудием "учителей" для управления своими ведомыми, контроля над ними и в конечном счете - полного порабощения их. Стремление привязать человека всеми способами, подчинить его целиком, закодировать тем или иным приемом его сознание - вот единственно возможный путь удерживания его в секте надолго. И "учителя" прекрасно понимают это.

Тоталитарность сект различна. Наряду с традиционными религиями, древними и укорененными в культуре народов, существуют "старые" секты. Это отошедшие в период Реформации от христианских церквей протестанские церкви (хотя по настоящему их нельзя назвать церквами): лютеране, евангелисты и проч. Это и отделившиеся (но гораздо раньше) от индуизма буддисты. В социально-историческом смысле эти развившиеся религиозные образования уже трудно назвать сектами. Это, скорей, конфессии. Теперь и от них откалываются секты. Есть свои секты в иудаизме и исламе. В Православии источником "старых" сект оказались старообрядцы-раскольники различных согласий. Отделяясь от большой и полнокровной церкви из-за "новых" толкований фрагментарных, вырванных из целостности Писания, текстов, эти секты обречены с самого начала на непрекращающееся уже собственное дробление, т.к. приходят все новые и новые самоуверенные "учителя" и проповедники со своими толкованиями, самоновейшими и неповторимыми учениями. Вновь создавшиеся секты начинают перевербовывать членов у старых сект, развивая бурную миссионерскую деятельность. Между ними возникает борьба и стремление укрепить обоснование своих учений.

Нарабатывая для себя постепенно какую-то культуру, старые секты уменьшают ставку на авторитет учителя. Они резко сокращают использование психотехники (мировые религии тоже ее задействуют, но очень умеренно и бережно по отношению к людям). Старые секты акцентируют внутреннюю жизнь на "человеческие отношения". Они очень заботятся о своих членах, проявляют к каждому много внимания, чем и привлекают человека, уставшего от современного мира с его яростным индивидуализмом и жесткими социальными отношениями. Их принцип - взаимная материальная и моральная поддержка (как правило, секты эти достаточно богаты), на нем строится их организация и пристальный контроль за своими членами. И это весьма важно для сект, так как, несмотря на попытки углубить учение, их вероучительный комплекс текстов остается очень бедным, структура богослужения и обрядовая сторона жизни - весьма убоги и тусклы, мистические элементы приземлены и содержат много рационализма. Таким образом их возможность воздействовать на личность через ее эстетические и духовные переживания существенно ограничены. Но культивирование "человеческих отношений" также замыкает сектантов лишь на свою религиозную среду. И хотя члены старых сект хранят свои семьи и добросовестны в работе, они довольно пассивны как граждане своей страны, склонны уклоняться от воинской повинности, а, участвуя в общественном движении и политике, больше озабочены интересами своей секты.

Новые секты, как правило, также богаты (часто намного богаче старых и, тем более, РПЦ), но не ориентированы на поддержание благосостояния своих членов и, не жалея, тратят средства на новых сектантов лишь на этапе их привлечения. В дальнейшем же часто стремятся превратить их в источник доходов для "общего дела". "Человеческие отношения" имеют здесь весьма ограниченное употребление, т.к. главное средство удержания за собой обращенных - подчинение авторитету и глобальный контроль за ними. Отсюда стремление вырвать своих членов не только из общественной жизни, но даже из семьи, и замкнуть целиком на себя, забить их сознание медитациями, заполнить дни бесконечными упражнениями, отучить самостоятельно мыслить и строить какие-то планы, заводить свои личные знакомства. "Учителя" прекрасно понимают, что иначе внешние авторитеты будут "оспаривать" у секты влияние на новообращенного, попытаются вернуть его в семью, на работу и т.д. В современном языке собственно тоталитарными называются лишь секты такого типа.

Опасность тоталитарных сект вытекает из криминальных наклонностей их внутренней жизни, зомбирования (т.е. формирования полностью контролируемого сознания) своих членов, форм действий против традиционных религий и других сект, методов вербовки новообращенных.

Криминальные наклонности сект следуют из их фанатичности и деформированности понимания цели жизни, вседозволенности выбора средств ее достижения, а также слепой подчиненности своему вышестоящему руководству. Кроме ритуальных, они часто совершают и провоцируют "обычные" преступления. Например: с вовлеченных подростков требуют деньги, подталкивая их на кражи у собственных близких; заставляют выкупать жилплощадь и оформлять завещание на секту; нападают на неугодных лиц (как своих, так и посторонних) и собирают на них компрометирующие материалы; побираются в общественных местах; создают картотеки различных сведений о проживающих в районах действий секты гражданах без их ведома и т.п.

Существуют крайне агрессивные и очень криминальные секты, выделяющиеся даже на общем отрицательном фоне тоталитарных сект. Ряд даже внешне респектабельных сект, например, "Церковь саентологии", кришнаиты, уже разоблаченная "АУМ-синрике" и т.п. имеют в своих программных документах положения о необходимости нейтрализации и уничтожения людей, несогласных с их учением. Есть секты, склоняющие своих членов к самоубийству. Например, в 1994 г.в швейцарской деревне Сальван так погибли 48 членов секты "Орден храма солнца". Кришнаиты убивают своих взбунтовавшихся сектантов выстрелом в голову или топят. Саентологи помещают их в свои концентрационные лагеря. Физическую расправу с одумавшимися применяют все тоталитарные секты. Особенно страшен террор против родителей, пытающихся спасти своих детей. К сожалению, здесь сектанты иногда находят поддержку у правоохранительных органов.

Методы вербовки в сектах обычно нечистоплотны и опираются на: дискредитацию "конкурентов" с использованием фальшивок и пр.; очернение той жизни, которой человек жил до встречи с сектой, его работы, идеалов, окружения (провоцирование к ссоре с ним); подкуп посредством подарков, бесплатной литературы, поездок за границу за счет секты (но с тщательным учитыванием расходов и предъявлением счета при попытке ухода от секты). Весьма преуспели в этой деятельности мунисты ("Церковь объединения"), саентологи, кришнаиты и т.п.

Особенность современного этапа нашей истории в том, что отношение к религиям стало не только внутренним делом России. Мы все теснее входим в международное сообщество и обязаны учитывать международные правила регулирования религиозных проблем. В глобальном масштабе у традиционных вероисповеданий давно установлено мирное сосуществование. Между ними приняты нормы поведения, отступление от которых взаимно не выгодно. Отличия стран делают эти нормы в каждом конкретном случае разными. Однако в сектантских движениях ситуация иная. Успех сект появляется за счет явных нарушений сложившихся норм поведения. Отсутствие широкого авторитета приводит секты к авантюризму, т.к. им нечего терять. Внешне "приличные " за рубежом конфессия, секта или движение могут существенно переродиться в нашей стране под влиянием местных условий. Начальный период демонстративной благотворительности (типа бесплатной раздачи Библии) быстро заканчивается и превращается в экстремизм по отношению к традиционным культурообразующим религиям и государственным структурам.

В нынешней духовно дезориентированной массе населения России новую секту создать очень просто. Но искоренить тоталитарную и ставшую криминальной секту после завершения формирования ее иерархической структуры чрезвычайно сложно. Она, в случае преследований со стороны государства, уходит в подполье и непредсказуемо обнаруживает себя в разных социальных слоях. Ее проявления напоминают метастазы раковой опухоли. Радикальное лечение возможно лишь созданием условий, стимулирующих и развивающих традиционные устойчивые вероисповедания, повышающих грамотность населения в религиозной сфере и общую культуру жизни.

<< на главную :: < назад :: ^^ к началу

© Православная духовная страница
2006-2016 гг.

Рейтинг@Mail.ru